Фандом «Psycho-Pass»: «Любовь безумцев», часть 18, фик-игра по аниме.

Начало здесь: часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11часть 12часть 13часть 14часть 15часть 16, часть 17, …………….Часть восемнадцатая, КогамиКогами улыбнулся: — Именно это я и имел в виду, Сего.  Сейчас он думал о том, как вообще до такого дошло — они вдвоем в его квартире, и никто не сомневается в том, что произойдет дальше. От себя он вполне мог этого ожидать, от Макишимы — весьма сомнительно. Всё происходящее казалось каким-то нереальным… Makishimaможет быть, это ему просто снится? Шинья хотел понять, что движет этим человеком, не сейчас, а вообще, тогда в Японии и теперь здесь, в Корее — что он собирается делать дальше, ведь он же не сдался, не оставил мыслей о Сивилле? Когами хотел понять природу этой загадочной силы, которая позволяла Макишиме всегда добиваться своего, и этой его харизмы, которая словно покоряла и заставляла даже умных и сильных подчиняться его воле. Когами так и не подчинился, поэтому и заинтересовал Макишиму.

  Нет, не поэтому — потому что не побоялся пойти против Сивиллы, поставить на карту всё, потому что, не смотря на смертельную ненависть, понимал Сего лучше чем кто-либо, но вот ведь ирония судьбы — нажав на курок и наконец свершив свою месть, Шинья больше не смог сопротивляться этой силе, прекрасной и непреодолимой — он захотел прикоснуться к ней, понять ее природу, разгадать её…

Так что могу предложить просто открыть свое сердце. Если получится… — этого Шинье было более чем достаточно, но как сказать об этом тому, с кем не привык разговаривать о подобных вещах, он не знал. Когами привык к их извечному обмену колкостями, взаимному сарказму и угрозам, но произнести «Ты единственный человек в мире, кто еще способен меня заинтересовать» или «Пожалуйста, останься!» оказалось невероятно трудно, и он так и не смог этого сказать. Макишима был не из тех, кого он мог швырнуть на стол и трахнуть прямо тут же, потому что… с Макишимой Сего его связывала смерть, а эта связь была намного прочней и надежней, чем даже самая сильная любовь и страсть. Тот, с кем ты хотя бы однажды сражался насмерть, значит для тебя больше, чем все, кого ты когда-либо в жизни любил — так думал Когами, глядя в золотистые глаза своего смертельного греха.

— Я не буду тебя торопить. Я и сам еще не до конца разобрался в своих желаниях, но в одном уверен на сто процентов — сегодня ночью я не хочу говорить о политике, — он наклонился и поднял со стола свой бокал.

-Ммм, может тогда перейдем к тостам? Что-то мы даже не выпили встречу, Когами. –Сего хотел было вернуться на диван, но потом взгляд его упал на вертящийся высокий стул на ножке, и он решил сесть на него и покрутиться. Взяв со стола бокал, блондин махнул ладонью в сторону окна:

-А у тебя здесь даже виден кусочек неба и звезд. А что с балконом? Он есть?

— Есть, но выход на него только из гостиной, — ответил Когами, отпивая из своего бокала. — Кстати, предлагаю перебраться в гостиную.

Не дожидаясь согласия, он взял в свободную руку початую бутылку и направился в комнату, на пороге обернулся к Макишиме, — с шестнадцатого этажа хороший обзор, почти весь город как на ладони.

ЧАСТЬ ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *