Фандом «Psycho-Pass»: «Любовь безумцев», часть 16, фик-игра по аниме.

Начало здесь: часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11часть 12часть 13часть 14, часть 15, …………….Часть шестнадцатая, Когами. Когами хмыкнул:- Поверь мне, там нет ничего интересного. Обычная съемная холостяцкая квартира. Он набрал код на домофоне, они вошли и поднялись на 16-ый этаж.makishima_shogo Он открыл дверь электронным ключом и посторонился, пропуская гостя вперед. Сам снял куртку и повесил на вешалку, разулся и прошел на кухню, ожидая, что Макишима пойдет за ним. — Тогда будем пить коньяк. Если, конечно, ты не возражаешь. — Сам он пить больше не хотел, но, помня о том, что сказал Макишима, даже допускал, что тот действительно никогда еще не был с мужчиной, поэтому лучше помочь ему расслабиться.

Сего разулся, скинул куртку и прошел на кухню, сев на маленький диванчик у стола. Взгляд упал на набор ножей, которые почему-то лежали на столе рядом с холодильником, и блондин усмехнулся:

— Ты лучше убери их подальше, пока я не начал пить. Мне потом не хочется попасть в больницу, вдруг мы опять поругаемся…Или мало ли что…

Пожав плечами, точно ему все равно, что пить, Сего положил руки на стол. Неприлично? Ну и фиг с ним!

Когами вынул из холодильника бутылку коньяка, затем достал из шкафчика бокалы и расставил на столе. Бросил беглый взгляд в сторону ножей.

— Не думал, что ты меня боишься. Могу пообещать тебе, что не брошусь на тебя с ножом, — он усмехнулся и принялся наливать темно-янтарную жидкость в бокалы.

-Не то, чтобы боюсь, но мне не чужда осторожность. — Хлопнул глазами Сего, забирая у него бокал и делая глоток. Горло как-то сразу обожгло. — Знаешь, притчу об одном священнике, которому дьявол предложил сделку -совершить любой из трех грехов, в обмен на то, что потом до конца дней священника больше не будет его совращать с пути истинного? Даже если знаешь, раз уж я начал рассказывать…Священник согласился и выбрал путь наименьшего зла-напиться. Напившись, он переспал с женой своего друга, а затем убил друга, который заявился невовремя. Прискорбное грехопадение… Не хочу, чтобы у нас все так печально закончилось, не начавшись.

Когами повернулся к лежащим за его спиной ножам, взял один, задумчиво провел пальцем чуть выше кромки лезвия, представил себе, как белая рубашка Макишимы расцвечивается алым, «Красиво, но бессмысленно», усмехнулся и убрал ножи в буфет.

— Ты не любишь боль, Сего? — он вскинул на него вопросительный взгляд.

-Боль и наслаждение две стороны одного составляющего, правда, с разных концов. — Сего задумчиво пожал плечами, рассматривая Когами в свете кухонной лампы. — Но боль делает человека уж слишком уязвимым. Ты спрашиваешь так, будто хочешь ее мне причинить. Я не прав?

Взгляд Когами потемнел. Он сделал большой глоток из бокала и несколько секунд смотрел на Сего из-под упавшей на глаза челки прежде, чем ответить. Когда он заговорил, казалось, что эти слова даются ему с трудом, как будто что-то в этом признании его смущало.

— Дело не в этом. Ты верно подметил насчет уязвимости. Уязвимость открывает путь для искренности. Я не хочу причинять тебе боли, но я хочу твоей откровенности. Может быть, и уязвимости тоже, — он опустил глаза, словно чувствовал, что сам сказал что-то слишком откровенное.

ЧАСТЬ СЕМНАДЦАТАЯ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *