Фандом «Psycho-Pass»: «Любовь безумцев», часть 12, фик-игра по аниме.

Начало здесь: часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10, часть 11,………………Часть двенадцатая, Когами— Как вульгарно, — Когами поморщился, покачал в стакане темно-янтарную жидкость, окинул Макишиму изучающим взглядом. — А признайся честно, ты думал об этом тогда, в Японии, когда мы пытались убить друг друга? Makishima-ShogoТебе ведь не только что пришла в голову эта мысль? «Может быть, я на самом деле не убить его хотел… только тогда об этом нельзя было думать, слишком многое было на кону, и одно неверное движение могло всё испортить».

Сего звонко рассмеялся:

— Что же ты от меня хотел? Такой вот я пошлый и вульгарный, потому что еще не находилось самоубийц, желающих меня перевоспитать. Если бы я был хрупкой ледяной розой, то это было бы ужасно скучно. Но к слову… Если я признаюсь, что хотел этого и задумывался об этом, разве это не обесценит мою ставку?

Когами машинально облизнул пересохшие губы и несколько секунд помедлил прежде, чем заговорить. Его взгляд едва заметно потемнел.

— Ставка принимается, — тонкие пальцы скомкали лежащую рядом салфетку. — Или ты надеешься, что я шучу? — его глаза чуть сузились, когда она посмотрел Макишиме в глаза.

-Нет, если бы ты шутил, я бы обиделся, — серьезно ответил Сего, сверкнув золотистыми глазами и зачем-то машинально потирая переносицу. Его ладони потянулись к бокалу мартини, и минуту он спокойно тянул напиток через трубочку. Затем сказал:

— Ну так, ставки сделаны, ставок больше нет. Так что там, с правилами игры?

Когами почувствовал, что ему внезапно стало жарко. Воздух в помещении словно накалился.

— Что-то мы слишком серьезны, тебе не кажется? Это же просто игра, а не заговор против Сивиллы, — он улыбнулся, но улыбка вышла какой-то натянутой. Макишима был для него когда-то олицетворением зла, смертельным врагом, человеком, которого он хотел не столько убить, сколько выбросить из своей жизни и памяти, потому что с самого начала и до самого конца был иррационально и безысходно одержим им. Им, а не его телом. Впрочем, теперь всё стало еще хуже — даже понимая, что Сего может попытаться ему оомстить, он не мог отказаться от своего желания заполучить его наконец.

— Твое тело и мои извинения — несколько неравные ставки, тебе не кажется? Могу поставить что-то посерьезнее, если хочешь. А потом обсудим правила, — Когами взглянул на него в упор.

-Ну, допустим, кажется. Просто я привык играть так, чтобы было интересно, поэтому и предложил, то, что предложил… Но если ты тоже считаешь ставки неравными, то помимо своих извинений, в случае, если я выиграю, ты станешь моим телохранителем. – На секунду глаза Сего стали холодными и бесстрастными. Он вдруг подумал, что из этого спора можно вынести что-то полезное. Затем его лицо снова прояснилось, и на лице расцвела улыбка, столь прилепившаяся к нему за последние дни работы в этом кафе.

— Телохранителем, значит? — Когами улыбнулся. — Ну что ж, вполне справедливо. Согласен. А если ты проиграешь, ты… — Когами вдруг понял, что не может этого так просто произнести. То есть если бы это касалось кого-нибудь другого, кого угодно — запросто, но Макишима… «ты дашь себя трахнуть» — от этой мысли кровь бешено застучала в висках.

-Если проиграю я, то впервые разделю кровать с мужчиной. Будь со мной нежен, — усмехнулся Сего, решив закончить мысль за него. Ну, и чтобы Когами все-таки знал так, на всякий случай. И вообще, тут главное пообещать, а там уж -конечно, выиграет Сего.

— Нежен? — Когами удивленно приподнял левую бровь. — Это не так интересно. Стоит ли ради этого выигрывать, — он усмехнулся. — Я-то думал, ты любишь пожестче, — а потом его ладонь накрыла руку Макишимы, лежащую на столе, и слегка сжала ее. Не хотелось признаваться себе, что он действительного этого желает. Внутри поселилась какая-то тяжесть, возникло ощущение, что кровь загустела и стала медленней двигаться по венам, и воздух стал каким-то густым и таким плотным, почти как вода, и двигался Когами в нем, как в воде, словно преодолевая какое-то сопротивление, у него даже возникла мысль, неужели виски мог так подействовать, ведь выпил он совсем немного и пьяным себя не чувствовал. Свободной рукой он взял стакан и, поднеся ко рту, залпом осушил его, словно для того чтобы избавиться от странного ощущения, но оно, вопреки ожиданиям, не исчезло. «Я хочу его. Во что бы то ни стало», — понял Когами.

-Неужели я давал тебе повод заподозрить себя в мазохизме? Думаю, мы оба знаем, что я скорее садист. Впрочем, слышал ли ты об играх рпг? Говоря их языком, прежде чем начинать что пожестче, дай прокачаться чуток. – Сего чуть заметно вздрогнул от неожиданности, когда его ладонь оказалась под ладонью Когами. Просто очень странно было чувствовать себя сыром в мышеловке. «А я ведь и укусить могу», — мысленно фыркнул Сего, вслух же, сладким голоском произнес, накрывая ладонь Когами второй своей ладонью и прижимая ее к своей щеке, перед этим чуть пробежавшись по ней бархатными губами:

-Какие у тебя красивые ладони, Кагами-сан. Просто-само совершенство. Правда же, у мужчин-азиатов руки гораздо красивее, чем у европейцев?

 

  ДАЛЕЕ: ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *